photo_discuss


Дискуссия о фотографии


На кой первобытному было искусство?!
feldman2010
Л.Н.Толстой в книге "Что такое искусство?" предположил, что человека можно приучить к дурной пище и на этом основании сделал вывод, что искусству обучать методом созерцания невозможно, поскольку негодный учитель на негодных примерах привьет дурной вкус. Но с пищей - увы - у человечества есть печальный опыт. Не смогли, несмотря на старания "учителей", приучить людей к негодной пище не только в концлагерях, в тюрьмах, в детских домах, но и во множестве подобных мест, где люди были вынуждены принимать некачественную пищу. Даже дети-Маугли делали выбор в пользу свежего мяса...
Но дело даже не в этом. Лев Николаевич, вполне возможно, имел в виду творения повара невысокой квалификации, у которого и бекасы пережарены, и икра не свежа...
Шутки шутками, но действительная ошибка гения в том, что он предполагал, что искусство не вызвано необходимостью, а этакое развлечение или то, на что остаются силы и время после удовлетворения действительных потребностей. Он не сообщил в книге ни о каких-таких внутренних естественных потребностях Человека, чему надлежит учиться, как той же математике, физике и другим наукам. Мэтр заблуждался.
Искусство появилось, все же, не по прихоти человека и , тем более, не по какой-то потребности в осуществлении жизнедеятельности человека, как упомянутые ранее математика и физика. Искусство появилось от внутренней потребности в самосовершенствовании самого аппарата мышления. В частности, для развитии фантазийного аппарата мышления человека, который позволяет ему мечтать, воображать и, как следствие развития этих способностей, прогнозировать, то есть интуитивно предусматривать совершение некоторых событий, которые логикой и даже расчетом нельзя узнать или на это нет времени в момент необходимости.
Доказательств происхождения искусств не от праздного употребления времени много. Одним из ярчайших является наскальное искусство и мелкая пластика давностью в тысячи и десятки тысяч лет. Кому-то может показаться, что древние развлекались на этакий манер, рисуя на скалах в минуты расслабления всяческую развлекательную живопись. Абсолютно не исключено... Но в то же время весьма, весьма и весьма с трудом могу представить себе , чтобы при средней продолжительности жизни в 21 год первобытного человека у него было достаточно времени на отвлеченные занятия. Отвлеченные от ежедневной борьбы за существование себя и своего рода...
Искусство вызвано потребностью в развитии аппарата мышления. Не только искусство, конечно, совершенствует и развивает мозг, но и искусство также...

Хозяин бара щедро выделил автору место для выставки над писсуарами...
feldman2010
В смысле "проходимости" публики, туалет - место уникальное по посещаемости.
Утрирую, конечно, вряд ли такое может быть. Кто в атмосфере постсоветского туалета выдержит охранять произведения от порчей специфическими для подобных мест надписей?

Так, что же, делать выставку фотолюбителю в хрен-знает-где-шнем коридоре учреждения или не делать?Рассуждения о полезностях любительских выставок, сделанных в неприспособленных помещениях, за более чем скромные средства автора, без рекламы, без прессы, без критики, без широко оповещения, наконец, приводят авторов к тому, что сурроогаты как-бы-востребованности их творчества - это неизбежно. Или уже давно привели...

"Уникальный опыт"(Дмитрий Музалев) любительских выставок "на лету" и авторская"демонстрация творческой зрелости" (Uladzimir Parr) в черт-знает-кому-это-нужной выставке хороши для детского сада. Примерно так, как провоцируют иллюзии авторов "выставки" в интернете, соц. сетях. Там есть небольшие исключения в числе затесавшихся "родителей" от фотографии или "старших братьев" этих интернет-детсадовских "воспитанников"...
Вот, только не нужно злиться и обижаться, раз уж мы говорим откровенно. Выставки (мы же о любительских, верно?, которые без раскрутки, без промоушн, без профессиональных кураторов, без специализированного помещения, без денег, без критики, в отсутствии информационной рекламы, наконец?) - это, по существу, самообман, построенный на мечтах авторов о как бы интересе зрителей к творчеству (междусобойчики для своих не в счет темы этой статьи) Без зрителя, заинтересованного зрителя авторское Эго будет впадать в депрессию или, того хуже, к грехопадению, когда автор доходит до отчаяния и плюет на собственные чувства и выбивает из себя ту выразительность, которую проверенно и отработано "хавает" разновсякая публика. Народ, народище, я бы сказал, в широкой массе вопиющего визуального непросвещения ожидает от "фоток" развлечений. Лучше в формах глянца. Любит Он виды во всех видах. Особенно увлекается рассматриванием половых признаков и ржачкой "донимагу"....
Л.Толстой справедливо и безжалостно обозначил триединство, обеспечивающее непрерывность и высокую художественную технологичность творчества (великий, конечно, использовал другие термины, но по существу те же):
"автор - произведение - читатель" (в нашем случае - зритель) Любое звено выпадет и... творчество иссякает. Зритель сверх важен для ощущения автором востребованности. Выставляясь, где попадя, автора тешится иллюзией о том, что зритель - вот он, рядом... Но зрителя, если по большому, впрочем, и по малому счетам... нет.
Даже при "хорошей проходимости" (Дмитрий Музалев)помещения через выставку зритель идет по ней далеко не всегда в рафинированной готовности к восприятию творчества. Это бывает со зрителем, когда он идет на спектакль, киносеанс, где он предвкушает и настраивается... По выставке в проходном месте проходит всяко-разным озабоченный, часто вообще не готовый воспринимать такую, как выставлена, фотографию по собственной культуре или только лишь потому, что мимоходом все это случилось и настроение "не то"... Если речь идет о творчестве и о его востребованности зрителем, то на выставку идут с намерением созерцать выставленные произведения. Это такая зрительская работа. А "высокая проходимость" - это случайные прохожие, нередко коридорные или интерьерные экспозиции в кафе, фойе чего-нибудь..., в которых повешенное на стенах едва заметят или скучающе "пройдут" глазами пришедшие в то помещение по другой необходимости ...

Собрал как-то Саваоф жюри...
feldman2010
...и назначил судить художественные творения человеческие самым верным своим олимпийцам, суждения которых об искусстве он слышал не раз. Они рассмотрели огромное множество прекрасных произведений. Витрувий, позже, упоминал о таких, когда писал, называя имена, из которых помню только Никомаха, что "живописные произведния этих великих мастеров стоили имущества целых городов". Так вот, олимпийцы рассмотрели всех, кого посчитали достойными выбора лучшего и приняли решения. о котором, разумеется, годилось сообщить людям только устами Саваофа. Громовержец окинул взглядом претендентов, естественно, проникнув мгновенно в самую суть божественным оком и потом бросил взгляд на выбор младших богов... В гневе от негодного выбора разметал всех и отдал людям навечно судить о лучших, зная, что лучшие станут истинно лучшими только в истории...

Вот и я, рассматривая фотографии призеров разнообразных мировых конкурсов, вижу, что у них "в друзьях согласья нет". Да те, кто присылает фотографии им на суд, чаще не очень внимают требуемым условиям и шлют в тему "кто в лес, кто по дрова", в смысле содержания присылаемых работ. И в жюри, и среди участников царит вкусовщина. Но так и положено, строго говоря, в сфере субъективных впечатлений и оценок, хотя слово "вкусовщина" имеет сильный негативный привкус. Но, как бы там ни было, судят всё художество по вкусам жюри.

А как творят составы жюри... Это есть большая загадка, как для понимания того, что хотели получить от жюри те, кто их в жюри приглашал, так и для понимания намерений некоторых, действительно талантливых конкурсантов. Несмотря на заведомую примитивность условий-отбора, фотографы все же рискуют посылать. Уже который год читаешь и читаешь удивления о фотографиях-победителях разных конкурсов. Даже редкие попадания призов на имена достойных, с которыми соглашаются многие, не снимают разочарований от общего впечатления.

Напротив, гораздо приятнее рассматривать произведения победителей ремесленных художественных конкурсов, типа Нешнл джиогрэфик. Ставка на мастерство редко обманет даже примитивный вкус жюри.
Да..., и про искусство, и про ремесло (его часто подают как искусство, забывая , что даже вербальный знак "искусность" от знака "искусство" отличается все же на одну букву "с") и практически все и везде члены жюри являются разного рода ремесленниками... Исключениея редки.
Мастерство очевидно. Потому ремесленные конкурсы про искусность судить проще, поскольку меры, эталоны мастеровитости ясно и четко очерчены. Искусство же, чем дальше проникает за горизонт того , что обозначено словами "уже такое есть и видели", тем меньше находит поклонников...Пока еще мир привыкнет к действительно необычному, да еще и небывало красивому, не похожему на прежнюю красоту...
Сафаоф, наверное, поспешил отдать эту нечеловеческую работу людям...

Если Высшие силы не создали вначале начал композицию, то, наверное, рассчитывали на нас?
feldman2010
Из полемики в ленте Фейсбук, отвечая на письмо Mikhail Steinberg :

"Хорошо" или "Плохо" - оценки восприятия. Они имеют субъективно - объективное значение.
Объективна та часть оценки, которая касается (только и может касаться) ремесленной стороны, мастеровитости. Технику исполнения человек сравнивает с примерами из опыта.
Субъективная часть касается культурных предпочтений, привычек и традиционных представлений о красоте, изяществе и гармоничности. Этим распоряжается вкус зрителя. Интересно, что у людей одного художественного круга несовпадения во вкусах могут быть огромны. Например, Лев Толстой считал Шекспира посредственным ремесленником в драматургии, Марина Цветаева совершенно не воспринимала А.Чехова, как выдающегося писателя и предпочитала ему мало известного нынче Ростана.
Но из этого нельзя, на мой взгляд, сделать определенный вывод о не нужности мастер классов. С познавательной точки зрения, для обогащения опытом они могут быть и полезны. К сожалению, часто их используют довольно посредственные авторы, где пропагандируют свое более чем посредственное творчество в качестве эталона, что, несомненно, ухудшает и без того не высокую концентрацию вкуса любителей.
Что касается смены техники, опять же, на мой взгляд, это вообще не имеет или , если и имеет, то малое отношение к проблемам творчества. Вопрос техники стоит остро только в тех случаях, когда автор ощущает потребность в особенной выразительности, которая его умениями реализуется не качественно.
"Принцип золотого сечения", "правила третей" и проч. правила не имеют вообще практического смысла при обучении мастерству. Исключения только для искусствоведов. Этой чепухой мучали художников довольно долго в истории искусств, потому искусствоведам следует ее знать. Но применимость этих "правил" в творчестве высосана из пальца сочинителями учебников для художников. Выдающиеся художники пренебрегали ими, не выдающиеся тоже, а любители законопослушны, как водится, но... на то они и не выдающиеся.
Леонардо да Винчи, если хотите пример, дружил с Лукой Паччолли, известным в качестве автора самой знаменитой из пропорций - "золотой" или "божественной". Леонардо даже иллюстрировал другу его книгу о пропорции. Но, при этом, никогда о ней не упоминал в своих рассуждениях об искусстве. Дюрер неоднократно пробовал написать совершенную фигуру, используя известные пропорции (их было и кроме Паччолли напридумано немало, например, очень известны пропорции Витрувия и Альберти) Не помню точно, раз пять или шесть он пытался создать фигуру на основании пропорции Паччолли и, кажется, еще пытался добиться успеха и с другими пропорциями. Но не был ни разу удовлетворен результатом. Красоты фигур он не достигал. А уж он-то знал в красоте толк! В сердцах Дюрер сам занялся изучением пропорций. Он написал книгу о пропорциях, где объяснил, что пропорции естественно существуют, но все они для каждого случая индивидуальны. Дюрер, конечно, жил и творил давно. Чему же учат современные учителя? А учат старинным заблуждениям возрожденческих писателей о существующих якобы универсальных правилах композиции, которые многие столетия переписывают из учебника в учебник. Характерно, что художники, великие художники правилами не пользовались, доверяя интуиции, создавая индивидуальные пропорции, для каждого произведения свои...

И вот вопрос (от Mikhail Steinberg): Я уже давно думаю о том, что идти по пути совершенствования и наловить как можно больше перекличек, все поголовно в золотом сечении и с хорошим светом и цветом - тоже не вариант, если конечный результат по прежнему - тупик. А он остается тупиком, согласны с этим участники многочисленных мастер-классов или нет. Вполне возможно что мы живем в последнем десятилетии, когда фотография как что-то большее чем нишевое увлечение лейкофилов просто умрет навсегда. Не согласны?

А я отвечаю:

Так говорили и о живописи с тех пор, как начали задумываться о том, как делать произведения искусства не повторяясь и не повторяя сделанное, чтобы не уподобляться ремесленникам.
Нелегкий вопрос "Как делать произведения искусства?" Не находя ответа на него появлялись на свет "Черный квадрат" Малевича, позже - писсуар, как объект "искусства" Дюшана, потом "Супы Кемпбелл"...
Искусство хоронят из века в век. Иссякает то, что питало целую эпоху стиля, и художники - вдруг обнаруживали, что краеугольный камень возрождения искусств становился преградой на пути к Неизведанному...По-старому невозможно, поскольку (так говорят во все века) "все уже было". По-новому - интуиция еще молчит "как"... Всем снова кажется, что все кончилось. Хотя именно так все и начинается... Вот, ведь не было у инков колесного транспорта, хотя их дети играли повозками с колесиками. Инки продолжали таскать грузы волоком и вьючно, не решив революционную задачу карго...
В искусстве также возникают невидимые очевидности...Несомненно уже есть тенденции, в которых уже заложены и зреют ростки будущих выразительных идей и стилей искусства будущего, но современники "возят" их как детские игрушки и не замечают следы невиданного еще стиля выражения в искусстве...
Я думаю, что мы живем в начале начал. Я думаю, что мы всегда живем в начале начал. Поскольку тенденции складываются задолго до бурного их вовлечения в творчество. И не только в фотографии.
Есть, конечно, нечто ограничивающее, что мешает в малом видеть большое. Например в литературе ограничено число сюжетов. Литературоведы пришли к выводу, что число сюжетов мировой литературы за все тысячелетия ограниченно от двадцати с чем-то до двухсот с чем-то, по разным подсчетам. Очень мало, учитывая обилие писателей мировой литературы за тысячелетия... В изобразительном искусстве число сюжетов так же невелико. Но число вариаций на темы этих сюжетов - бесконечно. И все дело в стилистических особенностях, новых приемах выразительности, в смещении социально мотивированных значений предметов (например, кувшин, как сосуд вина и опосредовано признак веселья уступил бутылке...хотя и грубое, конечно,но объяснение...) Есть и другие изменения в окружающем мире, которые разнообразят "материал" форм мира, что расширяет выбор для художника. Но есть еще и ментальные изменения. Вот еще пример: неспешно, как кажется, но неуклонно в художественном творчестве развивалось стремление к лаконизму в изображении формы. Фотография подхватила... Появились великие художники фотографии, которые работали с локальными формами и локальным светом, которых в окружающей реальности очень мало. Локализовать форму изображаемого предмета задача не из легких. Развивается в фотографии и еще далек конец совершенствованию отношений абриса предмета, изящества формы и фактуры поверхности предмета, решенной полутоном, что очень характерно именно для фотографии. Достаточно Назвать Кляйна, Ньютона, Судека... И еще много есть тенденций, часть которых, наверное, большую, я вообще не замечаю...

Чувство street(а)
feldman2010
Прочитал однажды в разговоре о стрите о таком странном чувстве улицы...Классная придумка для рассказа... В реальности никаких отдельных эмоций для улицы или для сыновьей, братской любви и так далее... у человека нет...Эмоции у нас одни на все случаи жизни.
Если все же о street, то нужно просто переживать среду, в которой находишься, чтобы овладеть формой ситуации, которая привлекла внимание, пусть и на улице... и помещении. Особых эмоций для стрита нет. Там нет вообще ничего особенного, отличающегося от прочего фотографического, требующего особых способностей или задатков. Если хочешь, если хочешь и умеешь, если хочешь, умеешь и способен сжиться с тем,где находишься то, возможно, увидишь, а, увидев, вероятно, успеешь вскинуть аппарат, а успев с аппаратом, не исключено, будешь готов скопировать, а потом дома, в уединении собрать эту почти ксерокопию, сделанную с налета в нечто похожее, но большее, чем копия того случая на улице...Эта созданная тобой форма и есть стрит.

Помним выдающегося художника фотографии А.А.Слюсарева
feldman2010
Статья памяти А.А. Слюсарева, написанная в печальные дни...
Слюсарева не стало…
Печальное событие подвело итог длинной эпохе советской фотографии с конца «оттепели» до его последних дней.
Мало кто понимает, что значит для фотографии то, что в ЖЖ Слюсарев ничего больше не покажет и не скажет. Мало кто понимает, но обидятся на эти слова многие. Но если бы понимали, то почему снимали и писали то, что писали и снимали? И это не упрек вовсе... Слюсарев создал в советской, понятной каждому «рожденному в СССР» фотографии, огромного значения артефакт непонятной в той системе ценностей фотографии. Мне довелось встречаться с ним, но не посчастливилось знать его ближе, чем в его произведениях. Фотографии его, как помню с 70-х, были явлением самобытным, «не форматным» для советской фотографии и окном в неизвестный мир фотографии художественной.
Анализ творчества Александра Александровича Слюсарева дело не близкого будущего. По существу, не так много фотографов, кураторов и промоутеров даже в ближнем окружении, которые принимали его произведения. Еще меньше тех, кто продолжает их в себе. Совсем недавно он публично порекомендовал посмотреть фотографии одного автора. Счетчик посетителей равнодушно показал совсем небольшое число ценителей его мнения.
Им восхищаются. Имя его произносят с почтением в кругах достигших фотолюбителей. Но время его произведений еще не пришло для нынешних поколений, выросших на советской фотографии. СанСаныч нашел себя в такой фотографии, что была совершенно чуждой для страны, приученной к соцреализму. Со сменой идеологии прилагательное уже не произносится, но требования реализма, традиции, отношения, ценности, учителя, наконец, профессура…остались. Слюсарев защищал свою фотографию и защищался от фотографов. Он объяснял и объяснялся. Сан Саныч придумал несколько красивых легенд о теории своей фотографии, чтобы сюжеты и метафоры хотя бы немногим стали близки и понятны. Это была реакция на десятилетия замалчивания и вельможного презрения к фотографии, которую невозможно было ни логически объяснить, ни пересказать.
Слюсаревские произведения не терпели транскрипций. Попытки пересказать его произведения показывали истинное лицо вульгарного искусствоведения. Сюжеты его фотографии не поддаются литературному анализу, каким многие годы препарировали фотографию прописные «ценители» страны пролетариев. Официоз его не любил или равнодушно не замечал. Слюсарев был непонятен и оставался за пределами идеологического формата до конца перестройки. Его терпели. Обходили. Опасались – а вдруг все же гений, как бы не попасть впросак . С концом властвования пролетарской идеологии Слюсаревская эстетика выбралась из андеграунда. Но остались те же люди, та же идеология понимания искусства и в новой государственности. Старая пролетарская идеология требовала от искусства повествовательного контекста, а в новые времена ставят на потребление.
Смыслы, годные для описания сюжетов в своих произведениях, Слюсарев исчерпывал названиями. Он обезоруживал пошлую критику, пересказывающую сюжеты, подписывая свои работы бесхитростными выражениями: «О луже», «О мальчике» и другими такими же.
Непонятный Слюсарев будет, конечно, объявлен праведным и выдающимся. Современная, но все такая же маргинальная эстетика , вывернутого наизнанку, но все того же соцреализма, которая всю его жизнь преследовала его остракизмом, признает его. Ушедшие непонятыми нравятся деятелям светской культуры. Теперь их время. Тех, кто отмалчивался о художнике при жизни. Авторы погружаются в безмолвие, но «тем, что они молчат, они кричат!»…
Слюсарев не был фотографом. Слюсарев был и остается выдающимся художником фотографии. Он дал много поводов почувствовать разницу терминологии своим творчеством. Эти поводы для тех, кто понимает…
Фотография Слюсарева кажется документальной. По существу же его изображения не являются документом. Слюсарев представлял зрителю художественную интерпретацию факта. Он упорно и неотступно работал с фактами, наслаждая проникновенного зрителя изысканными деталями художественной обработки натуры.
В кино есть изобразительный метод - «под документ», имитирующий приемами и недостатками хроники репортерскую кинотекучку. Слюсарев разработал гениальный авторский метод. Это самобытная и очень Слюсаревская реализациия фотографического освоения мира «по законам красоты». Факт окружающего мира он представлял зрителю как документ, удостоверяющий его художественность существования. Он преобразовывал его так, что произведение его избыточно освидетельствовало факт. И потому Слюсаревские «документы» не утверждали факт. Произведения художника Слюсарева обретают силу и величие документа, который свидетельствовал о красоте факта.
Очень жаль, что это случилось..

Критики, аууууу....!!!
feldman2010
Выдающиеся критики, известные в истории, чаще всего не умели создавать произведения, которые хотя бы в какой-то мере были сравнимы с теми, которые они критикуют. Критика - это другая работа , другое искусство. Потому требование доказательств права критика на критическую мысль, представив на суд произведения, критикуемого жанра, это признак бескультурья
Нынче критик основательно забыт за ненужностью массам его трудов. Ну, скажите на милость, многие ли из тех, кто даже любит Пушкина, читал критику его произведений от Белинского? Критика направлена преимущественно к публике. Автору больше необходима критика учителя, коллег... В настоящем, в доминирующей культуре пролетариев и наследников пролетариев критики утратили ощущение востребованности. Массам, как и их антиподам, вполне окультуренным массам, вполне хватает мнений журналистов, кавалерийских налетов комментаторов и обсужденчиков-междусобойчиков... Встречаются даже вполне интересные. Но профессиональная критика требует каждодневного труда над предметом. Критики, разумеется, есть, но вымирают. Их читатели малочисленны и потому живется им, полагаю, не сладко.

Черт...Ну, надо же - искусство не существует!
feldman2010
Зашел как-то спор о пикториализме...Забытое течение почти растворившееся во времени, растреляное в СССР нашло сегодня своих почитателей и продолжателей...
Сьзен Зоннтаг, рассматривая пикториальный период творчества Эдварда Стейхена написала следующее:
«Как на ранних этапах своего развития, так и теперь в любительском варианте в фотографии действует укоренившееся правило: прекрасная фотография – это, прежде всего фотография прекрасного объекта. Но, начиная с того момента в 1915 году, когда Эдвард Стейхен сделал снимок молочной бутылки, стоящей на пожарной лестнице жилого дома, родилось и новое представление о прекрасной фотографии»
Меня мало интересует правильно или не правильно понимала Зоннтаг, когда писала эти строки...Да и кто это может знать? Но я согласен с тем, о чем она говорила. Традиция пикториальной фотографии сдерживала авторов требованиями к тому, чтобы объекты непременно были такими, которые могли считаться красивыми. Объекты обыденного окружения пикториальными на заре фотографии не считались. Но и в фотографии появились авторы, которые расширили границы красоты, включив в них обыденное, а позже и ужасное. Разумеется, это вызывало сопротивление, поскольку противоречило устоявшимся образам прекрасного, но этому еще противились искусствоведы, критики и прочие классификаторы искусств.

Но вот в чем истина - все классификации абсолютно ничего не обозначают кроме того, что они являются мнением того, кто это делает и потом убеждает в этом остальных.
В зависимости от авторитета и настойчивости классификатора, приживаются только те термины и разделения по рангам, видам и стилям, с которыми чаще соглашаются. Только-то и всего... Но и здесь термины нередко превращаются в свою противоположность...Например, уважаемая нынче "готика" до того, как стать обозначением эпохи в искусствах и стиля, была ругательством на архитектурные отклонения от стиля.
Любые термины от профессиональных, а равно, и от не профессиональных теоретиков, искусствоведов, критиков и прочих комментаторов... уместны. Потому что уместна любая мысль, если она умело упакована в форму высказывания, чтобы можно было ее понять. Не просто понять смыслы слов, а еще сложнее и почти невозможно порой понять поля смыслов в контексте затронутых идей.. Мы часто отдаем предпочтение классификациям профессионалов только за то, что они пытаются подробно (в статьях и книгах) объяснить содержательную часть терминов (классификаторов) и дискурса. Но и они понимают, что занимаются субъективным лингвистическим формотворчеством... Правда, не все. Но этих в расчет вовсе и не принимаем...
Объектов искусства в мироздании нет. Как нет и объектов математики, к примеру...или философии... Есть только "произведения искусства", то есть то, что произведено под влиянием и силой искусства в человеке.
Произведения в мире искусств сами по себе довольно редко занимают "чистые" позиции стиля или жанра, которые без натяжек пригодны для идеального отражения тем или иным "стратификатором". Этим стратификатором, как правило становится по воле исследователя какой-нибудь автор, ни сном, ни духом не предполагавший возглавить стиль или жанр. Поздние исследователи использовали произведения этого автора как, своего рода, модель жанра, или вида, или стиля, или направления и т.п. Последователи уже втискиваются по желанию в какой-нибудь художественно-изобразительный стиль (жанр...), следуя простому желанию самовыражаться в том русле...
Авторы, которые движутся вперед, а не мастеровито дочищают кухню достигнут кем-то стилей, жанров "захватывают" и "перехлестывают" "чужие" территории стилей, видов, жанров ... Позже искусствоведы все же раскладывают и их произведения по полочкам известных классификаций по признаком принадлежности большинства акцентов и приемов, объясняя все и всякие отклонения от канона (это типология составленная на произведениях - родоначальниках ) развитием метода, случайными влияниями...
В действительности, как заметил однажды Брюнетьер, самое главное в искусстве - влияние одних произведений на другие. И, естественно, влияния в изобразительном - изобразительные, через сюжетные находки, изобразительные приемы, раскрытие скрытых ранее сторон изобразительного метода или его составляющих... Вид, стиль, класс, жанр.., влияющих друг на друга произведений, естественные трудно или невозможно классифицируемые заимствования в искусствах... Другие авторы попадают под влияния и они вольно или невольно обнаруживают сходства свойств, стилей, приемов,...
Между прочим, мы же и сами выделяем в свойства (называя свойствами) не все те физические сигналы, которые получает наш мозг при созерцании произведений искусства. Их мириады... Мы называем "свойством" то, что выделяем (т.е., субъективно) и группируем (опять же субъективно) некие качества произведений по тем признакам, которые значимы для созерцающего наблюдателя, осмысляющего свои ощущения.

Искусство не существует. Искусство - это , если позволите, образ (тип, вид, специфика...) мышления человека, рассматривающего ментефакты человечества с точки зрения (позиции, взгляда, отношения...) их способности восхищать, доводя до озарения при ясном понимании , но невозможности для формулирования этого ощущения (экстаза, транса, экзальтации, завороженности, восхищения, самозабвения, восторга...)Но, вот последние состояния переживания человека в состоянии эмоционального переживания искусства в себе, так же безусловно, объективно существуют. Да, человек это чувствует от объектов бесполезного рода, предназначенных для ощущений искусства. Вернее, может чувствовать, если, с одной стороны, объекты (их называют "произведения искусства") созданы именно для подобных ощущений, что они оригинальны и поражают красотой, а, с другой стороны, если человек, которому уготовано провидением оказаться возле произведений искусства, духовно (своим искусством в чувственном мышлении) готов к ощущениям этакой новизны и она его не отталкивает "слишком" новизной и "непривычной" красотой. Ведь и новизна и красота, как необходимые критерии ощущения искусства человеком не врожденные состояния, но опыт "насматривания", опыт переживания и, что важнее, наверное, сопереживания в коммуникации...Потому, сегодня принимаемые как гениальные произведения, еще вчера оставались непонятыми. И это случается регулярно с теми произведениями, что далеко "забегают" вперед своего времени.

Метафизическая фотография? Ну, вы скажете...
feldman2010
Речь пойдет о Метафизической фотографии (именуемой далее МФ). Не вообще всякой и кем угодно названной, но той, о которой случайно (как мне кажется) обмолвился, ничего не разъясняя почитателям, Александр Александрович Слюсарев. Поскольку Сансаныч в наследии оставил этот пункт без объяснений начался разброд и шатания вокруг стержня несформулированной идеи, инициированной его творчеством... Одновременно пошел рост необъяснимых фотографических явлений в том тренде, развивающегося спонтанно, даже безо всякого очевидного русла развития такой фотографии.
Для понимания "про" и "контра" МФ возникают вопросы от философских до искусствоведческих. И в этом деле простыми называниями "возьми там то и клади туда" не обойтись. Нужно обратиться к общему, чтобы от него вернуться к частному, то есть МФ.

Идеальная форма (здесь и дальше буду писать без отсылки на то, что это мое суждение, которое может в чем-то пересекаться с известными, но в чем-то противостоять им) - это представление о форме, лишенной идентификации. Это как камень в куче камней, которые нам кажутся в куче одинаковыми, хотя по существу различаются множеством параметров. Это то общее, что связано с нашим восприятием, оценкой и понятийной классификацией(подсознательной, разумеется) предмета, как вещи в себе. Идеал формы никогда не "лежит" в предмете, но есть представление о предмете. Так вот, в МФ фотографии этот идеал является системным условием организации пространства средствами фотографии вокруг предмета или группы предметов (идеализированных подсознанием, классифицированных по признакам внешней формы, выявляемой, как известно, светом, его направлением, уровнем рассеяния и прочее) Это не исчерпывающее объяснение, но мы же о фотографии все же...
"Круг МФ"(термин предложил А.Рудаков) - явление абсолютно субъективное. Импрессионизм, как помнится, "родился" по причине ухудшения зрения художника и видения контуров предметов более размытыми, чем обосновано нормой для здоровых глаз. И понятие нормы относительно и интуитивно определяемо, хотя при исследовании внутри нормы определяются тысячи и тысячи различий физиологии восприятия индивидов. Но, кроме физиологических причин, немало различий культуральных ( известно, например, что в культуре ацтеков игрушки на колесиках были, а в хозяйстве колесного транспорта не было) Есть различия социальные, основанные на привычках, различиях значений и функций форм в разных слоях общества...
Поэтому понятие "круг МФ" имеет место для сложившегося (возможно, при этом даже еще четко и не классифицировавшего себя как МФ) сообщества, в котором интуитивно формируется некая норма восприятия определенного рода комбинаций предметов (и опредмеченных изображений - лучей света, пространства, неба...) Как мне видится, МФ изменяется во времени. Она всегда была близка и даже почти совпадала с натюрмортом (отличие классического натюрморта от МФ натюрморта в наличии глубины пространства, прежде всего. У классического натюрморта планы в глубину практически сжаты до одного) МФ и орнаментально (тяготеет, если точнее,тяготеет к классическому орнаменту), но только, если мысленно представить проекцию сюжета на плоскость. Но...Но! МФ изменяется во времени. Изменяются представления об МФ, как входящим в "круг МФ", так и там, где это явление встречается, может быть, угадывается..., пусть и не позиционируясь под наименованием МФ.
Поэтому ограничение "круга МФ" я бы принял не как кем-то как-то формулируемую догматическую позицию для отсеивания чужеродного, но позволил большую вольницу допущения сомнительного контента. Нужно позволять новым идеям выживать в мире МФ. Будет и чушь, разумеется, но где уж без этого...
Можно и замкнуть "круг МФ", ограничив доступ иновидения... Так сделали пиктореалисты в 20-х и повторяются сегодня, сосредоточившись на наличии в изображениях характерных для пиктореалистов (как им кажется главным в пиктореализме) технических приемах. Закрыв систему для посторонних идей, творчество вырождается в ремесленное манипулирование инструментами и приемами. Они, безусловно, все лучше и лучше исполняют приемы и сюжеты.., но все как-то получается у них похоже на то, что было.
МФ интуитивна. Без интуиции восприятие срабатывает документально. Потом интуичит..., но потом... Вся фотография как искусство резонирует художественно в восприятии в этом крайне узком коридоре между пониманием и интуитивным ощущением.
Жесткий модераторий в пространства МФ бесполезен. н просто разрушает МФ. Любое сомнение, как в юриспруденции, нужно толковать в пользу выживания. МФ живая ткань. Препятствование ведет к застою.

Художник - фантазер или мыслитель?
feldman2010
Странно читать рассуждения об историях, которые "рассказывают" произведения изобразительных искусств...Read more...Collapse )

?

Log in